Мар Инок Верон Аш – Смысл голоса (говорение языками)

Прежде чем открыть 1 Коринфянам 14 главу, мне нужно вначале преподать урок о древней христианской герменевтике, чтобы вы понимали, о чем пойдет речь.
Ранняя церковь понимала, что существует два подхода к Писанию. Это можно проследить по всей истории церкви в первую тысячу лет. Было то, что называлось церковью в Антиохии и церковью в Александрии. Антиохийская церковь была основана Апостолами Варнавой и Павлом (См. Деян. 11:26). Александрийская, которая в Египте (как говорит предание. Прим. ред.) была начата Апостолом Марком. Это были две школы богословия или школы герменевтики. Итак, во втором веке было две школы герменевтики. Одна называлась Антиохийским, то есть буквальным восприятием Библии, другая Александрийским, то есть духовным восприятием Библии. По сути Александрийский подход основывался на некоторых еврейских преданиях. Мармонидис, который был одним из величайших исследователей иврита, говорил: давайте не заблуждаться, думая, что слова, записанные в Писании и есть все то, что Бог говорит. Потому что когда говорит Бог, Он говорит на многих уровнях, которые мы не способны прочесть, увидеть, услышать или понять. Не обманывайте себя, вы читаете эту книгу и думаете что она говорит, — это все, что там говорится. Но Он говорит намного глубже.


Когда мы склонны принимать все только буквально, мы упускаем духовные истины, которые там есть. Поэтому мы должны быть способными различать духовные вещи.
Мой подход к Писанию не только Антиохийский, но и Александрийский, то есть духовный. Я пытаюсь извлечь духовные истины, но это не умаляет и не уничтожает буквальных истин, мы должны понимать обе. Бог не может доверять тебе «Рэмо», пока ты не уверен в «Логосе». Он не будет говорить к тебе, пока ты не проговоришь к Нему своей жизнью. Он не даст тебе слова, пока ты не самостоятелен в Его Слове, что зачастую является проблемой пророков. Пророки знают, что Бог говорит сейчас, они порою не знают, что Бог уже сказал (в Писании. Прим. ред.).

Ти Ди Джейкс – Переломный момент

Это Божье послание тебе, чтобы ты исполнил Его видение. Проблема Петра была в том, что Петр ещё не знал самого себя. Я знаю, что подавляющее большинство людей, — я говорю о взрослых людях, не о детях, — не знают себя. Они не знают своих собственных пределов, не знают, сколько они могут вынести, поэтому делают поспешные радикальные высказывания о том, насколько они крепки. Они не знают самих себя. Из-за того, что они не знают самих себя, они начинают критиковать других людей. Они спешат сказать, что тебе следовало бы сделать. Они не понимают, как это ты сломался, как это ты позволил этому случиться. «О, если бы ты и вправду был христианином, ты бы не сделал этого. Если бы ты и вправду был силен, если бы ты читал свою Библию, как тебе надлежало, ты бы никогда не сделал этого! Если бы ты читал, ты бы никогда не попал в депрессию». Они тебе споют сольную песню, прочтут тебе проповедь, процитируют тебе Писание, пошлют тебе послание по почте, потому что они не падали, не были испытаны, к ним никогда не прикладывалось давление. Они просто не верят, что могут когда-то сломаться!

 

Но есть предел человеческой прочности, есть переломный момент. Но я бы хотел говорить вам другое: вы не доберетесь до переломного момента, а если доберетесь, то не сломаетесь. Я хотел бы говорить, что Бог настолько силен в твоей жизни, что настоящие христиане не ломаются. Это сделало бы мою проповедь просто щитом. Людям нравится слушать, как не ломаться, потому что никто не хочет ломаться. Никому не хочется сталкиваться с пределом прочности. Никому не хочется признаваться, что есть у них этот предел прочности. Если бы я написал такую книгу, то её покупали бы нарасхват.

 

Но даже при воспитании детей есть предел, когда этот маленький «гигант» такое на тебя навалит!.. Ты скажешь: «Хорошо, «гигант», если ты еще раз попадешь в милицию, мама не приедет вызволять тебя». Ты можешь не верить в это, но фактически есть предел, когда ты на краю своего каната. Ты принимаешь решение и говоришь: «Если ещё раз, то я уволюсь». Есть переломный момент в браке, когда ты уже готов сказать: «Я уже на грани срыва. Если ты пересечешь ту грань, я уже не вернусь! Да, я знаю, что ты любишь меня до смерти, что нас разлучит одна только смерть. Но, если ты пересечешь эту линию, если ты стряхнешь хоть эту пылинку с моего плеча, если ты прикоснешься хоть к этой пылинке…»

 

Христианство