ПРИРОДА ЦЕРКВИ, ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА

Церковь. Высшее проявление человеческой социальности обретается в уникальном единении людей между собой и Богом – в Церкви, которая также зовется Телом Христовым. Это сравнение говорит о еще одном – более тесном единении, которое исполняется в ней. В человеке, изначально сотворенном по образу Божьему, не просто отражены черты Божьего характера, в том числе Его социальность и открытость по отношению к другим, но через Христа, по словам апостола Петра, человек становится «причастником Божьего естества» (2 Петр.1:4). Приняв человеческую плоть, Христос навсегда связал Себя с человеческим социумом, а после Своей смерти, воскресения и вознесения социум человеческий Он сделал причастником социума Божественного. Ради этого единства и ради того, чтобы открывать человеку высшую цель его существования, и создана Церковь. Она по поручению Господа проповедует вечное Евангелие, суть которого  заключается в «словах примирения» людей с Богом и между собой. Миссия Христа – «благовествовать нищим, исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу» (Лк. 4:18) – стала миссией Церкви, исполняемой в смирении и любви. Церкви чужды всякого рода принуждение или насилие, потому что подлинное единение людей с Богом и между собой возможно только в любви, в свободном вхождении в богочеловеческий социум Церкви.

Таким образом, Церковь по природе своей отличается от любого другого земного сообщества, ибо:

  1. Церковь – не просто сообщество людей, связанных общими интересами (пусть даже самыми высокими). Церковь создана не людьми, но Богом, Он ее Основатель, Глава и Хранитель, так что и «врата ада не одолеют ее» (Мф. 16:18).
  2. Церковь свой авторитет обретает напрямую от Бога, и ее авторитет, в отличие от государственного, никак не связан с какой‑либо формой принуждения.
  3. В обществе и государстве человек работает для своего или для общего земного блага, в Церкви же он домостроитель Божий, собирающий свое богатство не на земле, а на небесах.
  4. По природе своей человек социален, и потому спасение и освящение его происходит не в одиночестве, а среди других людей. В Церкви человек не может обойтись без других людей, их духовных даров, участия в служении. Бог замыслил спасение человека как коллективное действие, в котором человек уже на земле призван проявлять лучшие социальные добродетели: любовь и милосердие.

Церковь не может предложить этому миру безупречную модель или форму социального или политического развития, это не входит в ее компетенцию, однако это не значит, что у Церкви нет своего видения социальной справедливости и суждения о том, насколько современное общество отвечает принципам Евангелия. Благая Весть всегда была связана с реальной жизнью человека и потому всегда требовала воплощения веры в конкретных принципах человеческого общежития.

Общество. Общество, в широком понимании, означает любую форму длительной связи людей, имеющих общие ценности и стремящихся совместно осуществить общие задачи. Такая связь, как правило, многосторонняя: и эмоциональная, и рационально-осмысленная, и духовная.

Несмотря на то, что государство зачастую определяют как высшую форму организации общества, необходимо отметить существенные различия между ними. Государственная власть в большей степени основывается на необходимости сдерживать пагубные тенденции размежевания внутри самого государства. В то же время, добиваясь общего блага, оно порой прибегает к принуждению. Что же касается общества, то стремление людей к установлению общественных связей и созданию различных сообществ основывается на самой природе человека, которая по сути своей социальна. Другими словами, общественная организация основана на природном, естественном стремлении человека к общению с себе подобными, к реализации своих личностных качеств.

Господь изначально определил, что «нехорошо быть человеку одному» (Быт 2:18). А когда была создана Ева, Господь сказал ей и Адаму: «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю» (Быт. 1:28). Итак, человек был создан с сознанием зависимости как от своего Творца, так и от других людей, из которых и состоит общество, – в материальной, духовной, культурной и нравственной сферах. Таким образом, социальная среда есть необходимое условие сохранения и обновления жизни.

Бог желает, чтобы все люди составляли одну семью и по-братски относились друг к другу, ибо «от одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли» (Деян. 17:26), а потому все они – дети Божии, созданные по Его образу и подобию. Вот почему любовь к Богу и к ближнему — первая и величайшая заповедь, и Священное Писание учит нас, что любовь к Богу не может быть отделена от любви к ближнему: «Ибо… все другие <заповеди> заключаются в сем слове: “люби ближнего твоего, как самого себя”… итак, любовь есть исполнение Закона» (Рим. 13:9-10; см. также 1 Ин. 4:20). Более того, когда Господь Иисус молился Отцу: «да будут все едино… как Мы едино» (Ин. 17:21-22), Он открыл человеческому разуму великие перспективы, ожидающие детей Божиих, которых они достигнут, объединясь в истине и любви, подобно единению Божественных ипостасей. Поэтому человек может достичь своего полного раскрытия только в жертвенной самоотдаче.

Относительно природы и происхождения общества Церковь имеет следующее мнение:

  1. Общество возникает и определяется социальной природой человека, стремлением индивида к установлению общественных связей и отношений. Общность людей носит не только эмоциональный или рациональный, но, прежде всего, духовный характер, и потому Церковь ревностно заботится о том, чтобы духовное начало общества не размывалось и люди могли ощущать духовное единство между собой.
  2. Возникает определенная общность, в основе своей зависящая от человека: человек – семья – общество – государство. Общество не мыслится без человека, государство же теряет свой смысл и значение, если люди не объединены общими интересами и не ощущают себя единым сообществом, представляя, по сути, случайное скопление людей.
  3. Общество защищает личность от воздействия природных стихий, агрессивных намерений других личностей, обогащает ее многообразным содержанием. Вместе с тем нужно признать, что личность может «сталкиваться» с обществом, и нередко общество угнетает ее, ограничивает и порабощает. Изначально личность отражала в себе образ и подобие Божье, общество же налагает на нее свой образ и подобие и часто превращает ее в своего слугу и раба.
  4. Необходимо признать, что социальные условия и связи, в которые люди вовлечены уже с детства, нередко отвращают их от совершения добра и побуждают ко злу. Вполне очевидно, что нарушения социального порядка отчасти происходят вследствие экономической, политической и социальной напряженности. Однако при более пристальном рассмотрении становится ясно, что их глубинные причины – в пораженной грехом природе человека, в его гордыне и эгоизме, извращающих впоследствии и социальную среду. Человек грешен от своего зачатия, и этот фактор влечет за собой серьезные социальные последствия, так что можно говорить о социальном, или, как его иногда называют, структурном, грехе. Механизм его распространения раскрыт в первых главах Священного Писания (см. Быт. 3). Индивидуальный грех одного человека (Евы) вызвал катастрофические социальные последствия: разрушились связи человека с Богом, между первыми людьми, а также между ними и прочими живыми существами. Наши прародители подпали под власть отрицательных чувств: стали бояться, стыдиться, испытывать недоверие друг к другу и любящему Богу; наконец, ответственность за свой поступок они переложили друг на друга и внешние обстоятельства. От человека грех распространился на весь тварный мир.
  5. Создатель являет Свою милость в человеческой добродетели, в ней Он раскрывает Себя как Бог любви и милосердия. Церковь призывает всех людей проявлять любовь к ближнему, особенно к нуждающемуся в помощи и поддержке, сея тем самым в обществе семена добра, любви и благотворительности.
  6. Общество не вправе определять свободу или совесть личности. И свобода, и совесть – это то, что присуще человеку от сотворения и составляет в нем образ Божий, и потому никто – ни отдельный человек, ни общественное мнение, ни государственная власть не могут «предоставлять» ему свободу, иначе то, что кем­­­­-то из них предоставляется, легко может быть им и отнято. Напротив, государство должно гарантировать и обеспечить человеку необходимую свободу. Но это также означает, что человек сам отвечает, как перед Богом, так и перед обществом, за то, как он использует свою свободу. Церковь признает положение ст. 4 Декларации прав и свобод человека и гражданина о том, что осуществление человеком своих прав и свобод не должно нарушать права и свободы других людей. При этом задачей общества, государства и Церкви является создание таких условий, при которых человек мог бы ответственно использовать свою свободу и не идти против своей совести.
  7. Общество, в отличие от государства, категория не временная. Социальная природа человека сохранит свою актуальность и в вечности, в то время как существование государства во времени диктуется его функциями, обусловленными наличием в мире зла. Общественная организация жизни будет существовать и за пределами этого грешного мира. В Священном Писании мы читаем о спасенных как о народе Божьем, который обрел духовное единство с Богом.

ГОСУДАРСТВО

Государство и Церковь – разнородные организации. Они не должны ни сливаться воедино, ни подменять одна другую. По природе и происхождению своему государство является земным установлением, институтом, одобренным Богом. Впрочем, установление это носит скорее вынужденный (вследствие греха) и потому временный характер. Государство – институт права, порядка и подавления зла (но не человеческой воли и свободы).

Церковь предостерегает от тех учений, которые во имя мнимой свободы человека порождают хаос. Господь есть Бог порядка, Бог, преобразующий хаос, и потому анархия – это восстание и против Бога, и против человека. Возможна и другая крайность, когда государственная машина оказывается настолько централизованной, что все в государстве служит интересам одного человека или находящейся у власти определенной группы людей, которые пытаются уподобиться «богам». Такое полицейское государство, попирающее свободу человека и достоинство личности, в равной степени, как и анархия, противоречит Божьей воле о государстве и человеке. Церковь неоднократно встречалась с проявлениями и того, и другого и всякий раз выступала в защиту человека, его достоинства и права реализовывать свою гражданскую и религиозную свободу, без чего полноценность человеческой личности не мыслима.

Церковь также предостерегает и против политики государственного протекционизма той или иной религии  или конфессии, придания ей статуса государственной. В таком многонациональном и многоконфессиональном государстве, как Украина, это нанесет ущерб межнациональному и межконфессиональному миру и согласию. Более того, подобный союз противоречит библейскому принципу разделения сфер кесаря и церкви, а также конституционному принципу отделения религиозных объединений от государства.

Относительно природы и происхождения государства Церковь имеет следующие суждения:

  1. Несмотря на то, что государственная власть с ее принудительными мерами по пресечению зла обусловлена грехом, государство своим происхождением обязано не злу, греху и сатане, а Богу, ибо «нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены» (Рим. 13:1–2).
  2. Человек в этом мире не может гармонично развиваться как личность, опираясь исключительно на свои собственные силы. Его социальная природа понуждает его устанавливать социальные связи с другими людьми, создавать семью, участвовать в жизни общины или общества, учреждать новые общественные структуры. Подобные отношения должны регулироваться правом и вести к всеобщему благу. В связи с этим возникает необходимость в высшей координирующей социальной структуре, способной при помощи права и власти созидать земное благосостояние и служить этому общему благу. Именно такой структурой и выступает государство, задачей которого является создание условий для успешного развития индивидов, отдельных общностей и общества в целом. Все в государстве должно служить общему благу людей, а в конечном итоге – каждому человеку.
  3. Сила и мощь государства напрямую зависят от его граждан, их личностного и социального потенциала, их солидарного участия в жизни страны. Самое ценное, что есть в государстве, – его граждане. Их жизнь и благополучие – главная цель и забота государства.
  4. Государственная власть облечена двойным авторитетом: с одной стороны, он исходит от Творца всякой власти – Бога, с другой – власть опирается на политически объединенный в государство народ, не на слепую массу, а на индивидов, составляющих «тело» государства, – на своих граждан.
  5. Государственная власть носит принудительный характер, ибо каждый человек в отдельности стремится к личной выгоде, что часто несовместимо с общим благом. Государственная же власть подчинена общему благу, а не только благу отдельных своих членов. Впрочем, этот принудительный характер обусловлен присущим человеческой природе злом: «Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее, ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое» (Рим. 13:3-4).
  6. Государственная власть ограничена во времени между грехопадением и Вторым пришествием Христа. Другими словами, она, как и многие земные установления, утратит в Царстве Божьем свое предназначение.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Христианство