ПРИНЦИПЫ ОБЩЕСТВЕННОГО И ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА

Церковь осознает, что существующий в человеке и обществе грех не позволяет прийти к совершенному устройству мира, но это вовсе не означает, что необходимо отказаться от стремления реализовать в жизни общества евангельские принципы справедливости и любви.

Социальная справедливость. Церковь считает справедливость одним из главных принципов общественного устройства. Названный принцип основывается на всеобщем предназначении земных благ, достоинстве личности и равенстве людей перед законом. Справедливое общественное устройство требует признания и соблюдения равных прав и свобод граждан, оно должно способствовать раскрытию и реализации потенциала каждой человеческой личности. Подобное равенство не означает одинаковости или даже похожести. Все люди равны по своей природе, но различны по своим физическим, интеллектуальным и прочим  способностям.

Социальная справедливость проявляет  себя в отношениях между людьми, в их равных правах. При этом общество выступает в качестве субъекта социальной справедливости. Нарушение  справедливости требует не только внутреннего сокрушения и раскаяния, но и адекватного внешнего исправления нарушения и наказания нарушителя. В этом случае принято говорить о восстановлении справедливости. Церковь выступает последовательным защитником всякого рода справедливости, тем более социальной, в то же время она призывает не только к формальному восстановлению справедливости, но и восстановлению достоинства человека, что часто лежит за пределами простого воздаяния.

Определенные Богом справедливые отношения между людьми  отражены в книге пророка Михея: «О, человек! Сказано тебе, что – добро, и чего требует от тебя Господь: действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом твоим» (Мих. 6:8), а также в «золотом правиле» Евангелия: «И так во всем: как хотите, чтобы люди поступали с вами, так и сами поступайте с ними; этому учат закон и пророки» (Мф.7:12, совр. пер.)

Личность и общественное благо. Справедливый социальный порядок предполагает, с одной стороны, признание исключительного достоинства человеческой личности; с другой стороны, понимание зрелой личностью, что ее благополучие зависит от общего блага, в созидании которого она должна принимать активное участие. По этой причине человеку должно быть предоставлено в распоряжение все, в чем он нуждается для того, чтобы его жизнь была подлинно достойной, но и от него ожидается искренняя заинтересованность не только в своем личном, но и общем благе.

Солидарность. В современном обществе зачастую присутствует разлад между личными и общественными интересами. В таких случаях Церковь призывает руководствоваться принципом солидарности, которая основывается на гармоничном единении личного и социального в природе человека. Солидарность преодолевает  как индивидуализм, отрицающий социальную природу человека и считающий, что люди могут объединяться только из личной выгоды, так и крайнее проявление коллективизма – обобществление, лишающее человека его личностного начала и тем самым унижающее его достоинство.  Подлинная солидарность проявляется в способности зрелой независимой личности жить в сообществе себе подобных, сотрудничать с ними, быть с ними солидарной, быть готовой прийти на помощь, делить с ними радости и невзгоды. Такая солидарность никогда не унижает человеческую личность. Поскольку она берет начало в самой природе человека, необходимо, чтобы он возможно чаще упражнялся, развивая свою природу, – делился с окружающими и нуждающимися  своим материальным, интеллектуальным и духовным богатством, оказывал им всяческую поддержку.

Человек, совершенствуя свой свободный творческий дух, проявляет солидарность с Богом как с Отцом, что подразумевает солидарность в управлении миром, ибо Господь возложил на человека обязанность быть ответственным управителем мира, заботящимся о благе всего живого.

Церковь же проявляет особую солидарность:

– с Богом в деле спасения;

– с людьми, и особенно с бедными и нуждающимися;

– с государством, в послушании государственной власти и готовности служить всеобщему благу;

– с народами, и эта солидарность становится одним из важнейших условий глобального сосуществования и развития наций.

ВСПОМОЩЕСТВОВАНИЕ И ВЗАИМНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. Перераспределение средств – одна из особенностей социально-экономического устройства общества. Условия этого перераспределение оказывают влияние на человека и его достоинство. Неправильные подходы к распределению благ могут вызвать как обнищание большей части населения, так и проблему иждивенческого, безответственного отношения к жизни. Распределение различается по интенсивности, а ответственность за него может возлагаться как на государственные органы власти, органы местного самоуправления, так и на  местные сообщества. В любом случае, в обществе, где развита людская солидарность, существует вспомоществование (субсидирование), когда более сильные и обеспеченные помогают своим слабым и менее обеспеченным согражданам. Эта помощь может оказываться на индивидуальном уровне (как акт благотворительности) и на уровне государственном, при помощи налоговой системы (в виде перераспределения доходов в социальные и прочие фонды и выделения средств объективно в них нуждающимся).

Вспомоществование может касаться не только денежных, но и других ресурсов. Распространяется оно и на вмешательство вышестоящих организаций в дела нижестоящих.

Необходимо постоянно развивать самостоятельность индивидуумов и местных сообществ, в то же время призывая их к солидарности ради общего блага. В современном украинском обществе вопрос субсидиарности (вспомоществования) является наиболее острым в силу традиционного государственного патернализма, который часто сковывал инициативу на местах. Церковь призывает имущих делиться с неимущими, а последних развивать свою самостоятельность, инициативу и компетентность в тех вопросах, которые находятся в их ведении. Задача же государственной власти – создать такие социальные и экономические условия, при которых и взаимопомощь, и самостоятельность, и ответственность человека могут реализоваться без ограничений.

ФОРМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ. Церковь не считает себя правомочной делать какие-либо заявления по поводу строя, форм государственного управления или ведения государственных дел. Социально-политическая модель государства формируется исторически и зависит от традиций народа, времени и обстоятельств. Христианская Церковь за всю свою историю пережила разные формы правления – и рабовладельческий строй времен Христа и апостолов, и феодализм средних веков, была свидетельницей зарождения капиталистических отношений и западной демократии, осуществляла свою миссию в странах с восточной деспотией и при тоталитарных режимах ХХ века. Однако во все времена она призывалась Богом исполнять поручение Христа – проповедовать Евангелие и стоять на защите достоинства человека. Ее подлинная миссия не имела ничего общего с политикой, свержением режимов и революционными восстаниями, но всегда была обращена к человеку, защите его прав и достоинства. Апостол Павел, например, жил в то время, когда рабство считалось вполне естественным, и христианство с его свободолюбием менее всего вписывалось в этот строй. Однако он никогда не призывал к свержению власти, которая поощряет рабство, но всегда выступал в защиту человеческого достоинства, ожидая лучших времен, когда общество вырастет до понимания более высокого предназначения человека.

Народу и государству предоставлено право самим выбирать строй, вполне соответствующий тому или иному историческому периоду. Однако Церковь всегда оставляет за собой право проявлять заботу о человеке и возвысить свой пророческий голос против такой формы государственного правления, которая унижает человеческое достоинство: в частности, осуждая тоталитарность и анархию, различные проявления идеологического, религиозного и политического экстремизма. Церковь АСД приветствует демократизацию общества, поскольку многие демократические ценности – достоинство человеческой личности, права и свободы человека, личная ответственность и человеческая солидарность – близки и созвучны христианским.  Однако Церковь не обольщается внешними переменами. Более всего ее заботит внутреннее состояние умов, ибо подлинная демократия начинается не сверху, а снизу, с человека, с привлечения на служение обществу его духовного, морального и интеллектуального потенциала. Демократия начинается с власти народа, но она должна возвышаться до осознания Божественных законов и высокой ценности каждой человеческой личности. Это осознание выражается в политических структурах современных демократий, их деятельности, направленной прежде всего на обеспечение прав человека. Именно поэтому Церковь так ревностно печется о нравственном облике современного человека, особенно сейчас, в эпоху кризиса, перемен и поиска новых нравственных ориентиров.

К ВОПРОСУ О МЕССИАНСТВЕ НАЦИИ. Гражданским властям или государству в целом  весьма опасно полагать, что какая‑либо страна пользуется особым благорасположением Бога благодаря той или иной религии. В свое время Бог избрал древний Израиль народом завета, через который в мир пришел Спаситель. Однако после того как Израиль отверг Его, Божий завет простирается на каждого верующего, принимающего Иисуса Христа своим Господом и Спасителем.

Апостол Петр проясняет этот вопрос, утверждая, что теперь христианская Церковь  – «род избранный, царственное священство, народ святый, люди взятые в удел, дабы возвещать совершенство Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет» (1 Петр. 2:9). Поэтому ни один из народов не может претендовать на особое Божие расположение или полагать, что национальные благословения являются естественным результатом их исключительной праведности. Необходимо опасаться подобных религиозно-политических утверждений, с помощью которых делаются попытки оказывать предпочтение той или иной религии за счет дискриминации других и внедрять соответствующие религиозные законы, считая их частью «божественного поручения». Библия учит, что «праведность возвышает народ» (Притч. 14:34), а не какая-либо законодательная прерогатива. Адвентисты поддерживают тезис, закрепленный в ст. 35 Конституции Украины, который дает право на свободу мировозрения и вероисповедания и определяет,что никакая религия не может быть признана государством, как обязательная.

ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ. Государственная власть, в определенном смысле, Божий дар, и потому она должна осуществляться подобно власти Божией – не в унижении и своевольной тирании, а в отеческой заботе о всеобщем благе и  благе каждой личности. Однако падшее человечество нуждается в упорядочивающей функции государства, в институтах, обеспечивающих равные возможности всем гражданам, во власти, призванной заботиться о том, чтобы законы, учреждения и управление способствовали гармонизации отношений между человеком и обществом.

Церковь признает безусловной прерогативой государства:

– формирование структуры законодательной, исполнительной и судебной властей, а также учреждение связанных с ней и подконтрольных обществу пенитенциарных  институтов (подразумевается, что в гражданском демократическом обществе их деятельность должна осуществляться под контролем общественности);

– заботу о социальном благополучии граждан, которая выражается в социальной политике государства;

– формирование внешней политики государства;

– ведение военных действий исключительно оборонительного характера.

Государство не должно брать на себя функции Церкви или формирование религиозной идеологии.

При этом Церковь осуждает всякие попытки религиозных организаций брать на себя какие‑либо отдельные функции государства и использовать методы принуждения, используемые государственной властью, для достижения своего или общего блага. Церковь действует исключительно любовью. Однако она вправе прибегать к защите государства на общих со всеми правовых основаниях.

ГРАНИЦЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ. Несмотря на то, что Господь наделил гражданские власти авторитетом, необходимо отметить, что Он не облек их властью безграничной. Это неизбежно подчинило бы работу Божью на земле, проповедь Евангелия, служение Церкви независимому от Бога человеческому правлению. Великий Законодатель вселенной не наделял его такой властью. Власть государственного правления ограничена юридическими и гражданскими законами, регулирующими как правление  людьми, так и их отношения друг с другом. Как сказал Иисус, только то, что «кесарево», принадлежит кесарю.

Однако существует сфера личного отношения человека к своему Создателю, вмешиваться в которую гражданское правительство права от Бога не получило. Личное право на свободу совести, нравственные обязанности человека перед Богом не принадлежат к сфере действия и влияния земных властей. Духовной сферой управляет один Господь. При этом Церковь признает, что всякая свобода должна быть совместима с уважительным отношением к свободе и правам других людей, а также с Конституцией Украины.

Границы власти государства над личностью обусловлены тем, что назначение человека по сути своей духовно и связано с духовными ценностями; с христианской точки зрения, человек принадлежит не только конкретному времени, но и вечности. Основная же задача современной деидеологизированной государственной власти (разделенной на три ветви во избежание узурпации власти) – создание благоприятных условий для жизни людей. Государственная власть должна быть подконтрольна гражданскому обществу, которое, в свою очередь, должно уважать демократические права других людей.

Государственная социальная политика. Сегодня для Украины, выстраивающей новые отношения во внутренней и внешней экономической и социальной областях, необходима продуманная государственная политика. Прежние, социалистические, подходы к экономическому развитию отвергнуты, либеральные реформы встречают у многих, по меньшей мере, непонимание, а строительство государства всеобщего благоденствия оказалось не по средствам (доходные статьи бюджета страны невелики, а необходимой культуры платить налоги у населения еще нет). Современный экономический кризис – это, прежде всего, кризис нравственный, духовный, когда старые ценности и понятие о справедливости рухнули, а новые еще не созданы. Церковь переживает это трудное время поиска и самоопределения вместе с человеком, обществом и государством. Она осознает, что сейчас от всех требуется колоссальное терпение и терпимость друг к другу, и призывает всех проявлять мудрость и заботу друг о друге. Однако,  в связи с поиском новых социально-политических ориентиров, необходимо помнить следующее:

 

  1. Существующие в различных странах модели и методы социальной политики по сути своей несовершенны и не могут претендовать на универсальность, даже если в той или иной стране достигнуты значительные успехи.
  2. Социально-политические модели не могут быть искусственно перенесены из одной культурной и социальной среды или из одного государства в другое. Обычно такие попытки заканчиваются их отвержением или каким‑либо насильственным действием. Однако это обстоятельство не умаляет необходимости внимательно изучать чужой опыт.
  3. Поиск социально-политической модели развития государства должен быть открытым – как подтверждение достоинства человеческой личности. Важно, чтобы были созданы действенные механизмы открытого диалога государственной власти и граждан. Пока же Церковь озабочена растущей в людях апатией к общественной жизни, непониманием и нередко недоверием к государственной власти, а государственная власть, со своей стороны, порой преподносит свои реформы в виде нежданных «сюрпризов». Церковь призывает всех с большей открытостью и уважением относиться друг к другу.

Сегодня необходим, прежде всего, не столько экономический и политический, сколько  глубокий нравственный и духовный поиск и переосмысление нами, украинцами, себя как общества. Ибо, согласно историческому опыту, именно внутренние, духовные силы народа определяют его экономическое и политическое процветание.

Церковь смотрит на социально-политическое развитие современного украинского общества с подлинным христианским оптимизмом, лишенным слепой веры во всемогущество человека, но основанном на всемогуществе Бога. Она призывает к открытости, развитию ответственной инициативы (общественной, экономической). Наконец, Церковь высоко оценивает развитие местного самоуправления, с помощью которого человек может преодолеть отчуждение и осознать свою значимость и достоинство.

Нравственная ответственность граждан перед обществом и государством. Человек призван осознать не только свою индивидуальность, значимость своего существования, но и свое духовное единство со всем обществом. Призывая к нравственной ответственности человека перед обществом, Церковь напоминает:

  1. Человек прежде всего ответствен за свою семью, за ее духовное, материальное и социальное благополучие. Поэтому государству необходимо в первую очередь создавать такие условия, чтобы человек мог с полной ответственностью заботиться о тех, кто рядом с ним, растить и воспитывать детей, заботиться о пожилых родителях.
  2. Семьи не могут жить замкнуто, и потому ответственность семьи простирается за рамки семейного благополучия, хотя бы потому, что оно часто зависит от добрососедских отношений с другими семьями. Церковь полагает, что важно возрождать, особенно в городах, дух общинности и добрососедства, чувство ответственности за свой двор, улицу, район.
  3. Церковь приветствует те общественные инициативы, которые объединяют людей в добровольном труде на благо общества. Это совсем иной, высокий уровень ответственности, и Церковь ценит труд своих подвижников, которые ради блага своих ближних и общества добровольно трудятся и отдают этому свое время, средства, душевные и духовные силы.
  4. Чувство христианской ответственности за происходящее вокруг может побуждать людей объединяться в общественные организации, ориентированные на благотворительные, социальные, просветительские, правозащитные цели.

Нравственная ответственность граждан перед государством выражается, конечно же, и в повиновении земным властям.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Христианство