БОГОСЛОВСКИЕ ОСНОВЫ ХРИСТИАНСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ

Начало человека – в Боге. Именно поэтому всякое учение о человеке должно начинаться со слов о Боге. Основой теологического представления о природе человека является вопрос о его происхождении. Человек сотворен по образу и подобию Божиему, и именно это положение в христианской антропологии является определяющим в изучении человеческой природы и ее особенностей.

Человек был создан из праха земного (см. Быт. 2:7). Благодаря этому он ощущает свою нераздельную связь с земным, физическим, телесным. Его тело – это дар Божий. Вместе с тем, в человеке заложено и другое – духовное начало. Единство тела и духа – основа человеческой жизни. И если со временем человек обрел какие-то знания о своем теле, научился воздействовать на некоторые физиологические процессы, то дух его по‑­прежнему нуждается в постоянном обновлении, он стремится к своему источнику – Богу, Который есть Дух.

Творец предстает перед нами как  Личность в трех ипостасях (см. 2 Кор. 13:13) –  индивидуальных, неповторимых, но в тоже время единых, неразрывных, пребывающих в постоянном общении друг с другом. В Боге обнаруживается удивительное единство личностного и социального. Поэтому важным аспектом человеческой природы, сотворенной по образу и подобию Божества, является гармоничное единство индивидуального и общественного.

Человеческую природу необходимо рассматривать так, как ее раскрыл Христос, придя на землю в человеческом облике. Благодаря Сыну Божьему, человек обретает прощение, спасение, а его личность становится целостной. Во Христе Иисусе соединено земное и небесное, материальное и духовное, в Нем человек обрел подлинную индивидуальность и смог раскрыть себя не только в единении с другими, но и в новом, необыкновенном единстве с Богом.

ИНДИВИДУАЛЬНАЯ, СОЦИАЛЬНАЯ И ДУХОВНАЯ ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА

Индивидуальность. Своеобразие человеческой личности, ее уникальность, самобытность и свобода происходят от самой богоданной природы человека.

Человек уникален в своем мышлении и творчестве. Неповторимость человека определяет то, как он мыслит, творит, решает повседневные проблемы, совершает всевозможные поступки.  Человек призван к творчеству, ибо он создан по образу и подобию Творца. В отличие от Бога, мы не можем творить из ничего (мы творцы вторичной природы, то есть мы творим из того, что уже есть), но способны создавать вещи неповторимые и уникальные. Уважение к человеческому труду и творчеству – это уважение к Творцу. Впрочем, человек своими делами должен служить общему благу, во-первых, потому, что земные блага являются всеобщими, а во-вторых, потому, что подлинное творчество исключает безответственность.

Личность проявляется в инициативе, свободе и ответственности. Инициатива, свобода и ответственность – та нерушимая триада, единство и гармония которой в человеческой личности свидетельствуют о высоком духовном развитии последней. Свобода не мыслима как без инициативы, желания и возможности воплотить свой творческий порыв, так и без ответственности за то, что человек делает или не желает делать.

В связи с этим особо актуальным становится такое качество человеческой личности, как совесть, которая в каждом человеке обнаруживает себя как некая внутренняя, нравственная норма. Церковь говорит о совести как о естественном законе, вложенном Богом в сердце человека, и как о влиянии Святого Духа, не подавляющем личности. В силу же человеческой привычки грешить злые намерения и страсти зачастую заглушают зов совести.

Голос совести очень часто отождествляется самим человеком с его внутренним «я», средоточием его личности. Такое понимание личности и ее совести позволяет Церкви говорить, что в конечном итоге человек осознает себя и примиряется со своей совестью только в Боге.

Однако все эти уникальные личностные свойства не могут (вследствие своей природы) быть замкнуты внутри человека. Невозможно ощущать себя свободным, не соприкасаясь со свободой других людей. В этом смысле Церковь, вопреки мнению о том, что свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого, утверждает: свобода человека только тогда по‑настоящему и начинается, когда он встречается со свободой другого человека. Именно тогда он может проявить свою ответственность, творческую инициативу, а не пребывать под властью слепых инстинктов. Впрочем, не только свобода, но и другие уникальные свойства человеческой личности по-настоящему раскрываются и обретают силу и смысл только в общении с другим человеком.

СОЦИАЛЬНОСТЬ. Творец заложил в человека все необходимое, чтобы он стремился к общественной жизни. Разделение полов уже предполагает появление определенной общности в форме семьи. Будучи слабым, ребенок с детства зависим от общественных связей, сначала от внутренних, семейных, затем все более внешних – школы, института, работы. На протяжении всей жизни человек ощущает острую потребность в обмене опытом, впечатлениями, знаниями, чувствами с другими людьми. Это социальное свойство непреодолимо притягивает людей  друг к другу, и, оказавшись лишенным общения, человек в своем одиночестве остро ощущает собственную слабость.

Общество хранит опыт, традиции, знания предыдущих поколений, и потому, входя в общественную жизнь, человек обогащает себя всем тем, что человечество наработало, отобрало и сохранило за всю историю своего существования. Опираясь на общественные связи, человек многократно увеличивает свой личностный потенциал, который, будучи усиленным и обогащенным опытом других людей, служит общему благу и на новом витке вновь возвращается к человеку еще большим благословением. Поэтому источником организующей силы в обществе, его богатством является зрелая, развитая личность. Если общество и государство унижают и попирают достоинство личности, препятствуют ее развитию, то сами они, в конечном итоге, становятся слабыми.

ДУХОВНОСТЬ. Чем более развита личность, тем сильнее она ощущает потребность в раскрытии и совершенствовании своего духа. Духовное раскрытие человеческой личности религиозно по своей сути, и без Бога – Который есть Дух, – ее полноценное раскрытие не мыслимо. Само духовное начало в природе человека, его стремление к духовному восхождению и совершенствованию приводит его к Богу. Необходимо, чтобы и социальные условия жизни открывали перед человеком возможность вести духовный поиск, поклоняться Богу, совершенствовать свой разум и дух.

Размышляя о многотрудном пути человечества, Церковь призывает к установлению такого порядка вещей, при котором уважалось бы человеческое достоинство, а сам человек мог бы реализовывать свое высокое предназначение – быть сотворцом и соработником Божьим.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Христианство